En
Люди

Скриншот: ювелир Даша Хорева

Бомбардировка Хайфы и переписка Кафки с Фелицией — в одном телефоне могут соседствовать и такие темы. Сегодня в рубрике «Скриншот» своими сохраненными картинками делится ювелир Даша Хорева.

Почти год назад я была в Израиле. В один из дней началась бомбардировка Хайфы, которая находится не так уж далеко от Тель-Авива. И мне стало интересно, насколько именно это недалеко, потому что от некоторых взрывов земля содрогалась так, что ударную волну можно было ощутимо почувствовать, сидя на пляже. Поэтому я полезла в карты и там обнаружила вот такую красивую картинку берега моря и волнорезов.


Однажды я случайно смахнула экран таким образом, что вместо привычных альбомов увидела вот эту карту фотографий за год. Я долго вглядывалась в этот пёстрый ковёр самых важных и острых переживаний за это время, и дух захватывало от красоты. Особый привкус этому переживанию придавала дистанция, сквозь которую ты в один момент можешь обозреть всю картину сразу.


Этим летом я путешествовала по Марокко. Предшествовал этому долгий этап подготовки и планирования. Эта страна просто укутана массой стереотипов и штампов, которые мне пришлось постепенно развеять. В итоге я горжусь всей проделанной работой. Никогда ещё планирование поездки не приносило мне такого удовольствия. И само путешествие сложилось просто великолепным. На этом снимке ещё не утверждённый план перемещений.


Я очень люблю фильм What we do in the shadows («Реальные упыри»). После выхода сериала мы с моим парнем запоем смотрели все серии. А потом в шутку называли друг друга Носфи и фотографировались с искусственными клыками моего сына. Когда мы собрались посетить Танжер (это город, в котором Джармуш снимал фильм «Выживут только любовники»), стало понятно, что без нормальных клыков нам не обойтись. На скриншоте я отправляю Стасу вариант клыков, который можно было купить рядом с домом.


Этим летом я прочитала отличную книжку Иллиса «Лето целого века», которая описывает все самые знаковые события 1913 года. В числе прочих героев моим любимым стал Кафка, который уморил смехом своей перепиской с Фелицией. Отдельным номером были письма, где он предлагает ей выйти за него, хотя скорее — отговаривает.


Несколько лет назад друзья оставили мне свою кошку на шесть месяцев. Это была отличная ласковая кошечка. Сын сразу окрестил её Маруськой. Но была у неё одна особенность — стоило оставить её одну, как она с упорством профессионального измельчителя сгрызала всё, что плохо лежало. Я даже ввела хэштэг #кошкадомаодна. Недавно мне захотелось вспомнить о том, как это было, и сохранить подборку её достижений.

0 комментариев
0
Еще статьи на эту тему
0 комментариев