• En
    Школа

    «Мы репетировали в Telegram». Оперный режиссер — о том, как создавался спектакль «Снежная королева»

    В начале мая оперный режиссер Дмитрий Отяковский представил свою скринлайф-оперу «Пир во время чумы», снятую по мотивам пьесы Цезаря Кюи. Сегодня Screenlifer публикует рассказ Дмитрия о том, как с помощью двух айфонов, четырёх перформеров и симфонического оркестра создавался музыкальный спектакль «Снежная королева». 

    Как скринлайф помогает сделать театр интересным для подростков 

    После начала карантина термин «скринлайф» стал популярен, как никогда. Многие режиссеры сейчас вынужденно обратились к языку screenlife для создания своих фильмов, так как кинопавильоны, съемочные студии и театры закрыты. Но моя история создания скринлайф-спектакля началась задолго до ковид-локдауна.

    В конце 2019 года мне предложили поставить спектакль в Эрмитажном театре в рамках цикла «Опера в картинках». Раньше я уже работал над детской оперой и музыкальным спектаклем для школьников, но в этот раз нашей команде предстояло поставить спектакль для подростков — а это был настоящий вызов. 

    В поисках актуальной проблематики и соответствующего ей языка я стал размышлять о том, как сегодняшние старшеклассники смотрят на окружающий мир. Ответ оказался до банального простым — через экран мобильного телефона. Но как передать этот взгляд средствами музыкального театра?

    Screenlife / YouTube

    Импровизация, соавторство и мемы: как воплощали в жизнь замысел «Снежной королевы» 

    Спектакль про интернет нужно делать с помощью интернета. Уже на этапе кастинга я старался придерживаться этого принципа, поэтому артистов мы нашли в театральных чатах и соцсетях. Четверо перформеров: две Герды (Валерия Кузьминых, Анна Тананыкина) и два Кая (Иван Шарый, Иван Кудрявцев) стали не только исполнителями, но и соавторами пьесы. 

    Дело в том, что я поставил перед собой еще один непростой вызов: мне хотелось, чтобы весь произносимый текст спектакля был импровизацией на заданные темы. Мне показалось, что именно живой и непосредственный контакт перформеров на сцене может вызвать сопереживание у подростков. Поэтому я не называю перформеров актерами: актеры бы просто воспроизводили ранее заученный текст, а перформеры каждый раз создавали этот текст прямо на сцене. 

    Конечно, у нас с ними были договоренности о том, как в общих чертах должен развиваться сюжет. Но даже мне до сих пор интересно смотреть каждый спектакль, потому что я не знаю, какими словами на этот раз Кай разобьёт сердце Герде и как именно она будет умолять его вернуться в видеочат.

    Интересно, что вживую с перформерами мы встретились всего несколько раз. Пару раз на сцене перед премьерой и один — в самом начале работы, чтобы записать видеопробы. На пробах артисты должны были самостоятельно прочитать одинаковые исходники истории, а затем рассказать свой вариант развития событий. После этого репетиции проходили в телеграм-чате, где около двух недель мы обменивались референсами (видеороликами, текстами и даже мемами), формируя костяк будущего сюжета. 

    Как создавался видеоряд, используемый на сцене

    Скринлайф-видеоконтент мы создавали с помощью двух айфонов: один был у Кая, второй — у Герды. Герои синхронно включали приложение для записи экрана и начинали переписываться. Понадобилось несколько десятков дублей для того, чтобы максимально точно выразить наш общий замысел. 

    Помимо перформеров, над спектаклем работали композитор Рустам Сагдиев, дирижер Лев Дунаев и песочный художник Анна Стрелкова. Так как в спектакле кроме перформеров участвовал симфонический оркестр, перед дирижером стояла непростая задача. Нужно было синхронизировать живую игру музыкантов с предзаписанными видеороликами от песочной художницы. Кстати, с ней мы вообще ни разу не встречались лично, знакомство и вся работа проходили в онлайне. 

    В итоге, чтобы добиться идеального совпадения музыкальных акцентов с визуальным рядом, нам понадобилось еще и несколько репетиций с оркестром.

    Обратная связь. Что не понравилось взрослым?

    Реакция публики была неоднозначной. Некоторым родителям показалось, что мы создали слишком «сложный для  детского понимания» спектакль. Однако все подростки и даже дети младшего школьного возраста говорили о том, что спектакль им понравился. На мой взгляд, это весьма показательно, ведь именно в своих крохотных смартфонах эти «уже-не-дети-еще-не-взрослые» прячут от взрослых свои тайны. Экран мобильного телефона — это их территория свободы. 

    Обложка: Dmitry Otyakovsky / YouTube

    0
    0 комментариев
    Еще статьи на эту тему

    Мы и наши партнеры используем файлы cookie на нашем сайте для персонализации контента и рекламы, предоставления функций социальных сетей и анализа нашего трафика. Продолжая просмотр страниц сайта, вы принимаете условия его использования. Более подробные сведения можно посмотреть в Политике конфиденциальности.