En
Тренды

Хакеры-активисты vs госхакеры: как политика перешла в киберпространство

Помимо черных и белых хакеров, которые каждый по-своему зарабатывают себе на хлеб техническими навыками, есть хакеры, которые переносят политику с площадей и трибун в сеть. Одни из них действуют как активисты, выходящие на акции протеста и митинги, их так и называют — хактивисты. Другие же больше напоминают наемную государственную армию в киберпространстве. Screenlifer разобрался, откуда появились эти хакеры и при чем здесь политика.

Фото: Tom Roberts / Unsplash

Кто все эти люди

Если уж мы взяли на себя смелость сравнить хактивистов и спонсируемых государством хакеров, то начать стоит с определений. Хактивисты — это активисты в сети, которые используют хакерские инструменты для привлечения общественного внимания к проблеме или для обозначения своей позиции. Они могут действовать как поодиночке, так и входить в группы и организации.

Их цель — привнести изменения в социальную и политическую жизнь, для этого они взламывают системы безопасности официальных организаций, политических органов или влиятельных лиц. Самый яркий пример современности — WikiLeaks.

Хакеры, спонсируемые государством, тоже могут заниматься чем-то похожим на политический активизм в сети. Только его цель — укрепить позиции государства на международной арене, скомпрометировать противника в региональном конфликте или повлиять на результат каких-то важных политических событий. Помимо этого, госхакеры могут заниматься шпионажем в интересах государства-нанимателя или совершать политические провокации. От всех остальных видов хакеров их отличает лучшая техническая оснащенность — передовые технологии и почти неограниченный бюджет.

С чего все началось

Самым первым актом хактивизма принято считать атаку, совершенную на NASA и Министерство энергетики США в октябре 1989 года. Хакеры запустили червя WANK (аббревиатура от Worms Against Nuclear Killers — «Черви против ядерных убийц»). Червь заменил заставки на всех компьютерах, входящих в одну сеть, на следующее изображение:

Полиция Австралии считает, что в запуске этой атаки виновны два австралийских хакера. Ходили слухи, что к этому был причастен и Джулиан Ассанж, однако сам он это опровергает.

Принято считать, что история спонсируемого государствами хакинга начинается примерно в то же время и также стала следствием Холодной войны. Первым примером считают историю соперничества двух компьютерных гениев того времени — Маркуса Гесса и Клиффа Столла, которая больше напоминает шпионский роман, чем реальные события.

Маркус Гесс, гражданин ГДР, взламывал системы безопасности правительств и армий США, Европы и Азии и продавал краденую засекреченную информацию КГБ — в общей сложности данных вышло на 54 000 долларов. Возможно, Гесс заработал бы и больше, если бы в 1986 году Клифф Столл, американский астроном, не пришел чинить бухгалтерское ПО в Национальную лабораторию Министерства энергетики США — оно выдавало ошибку в 75 центов.

Столл заметил, что эта ошибка была лишь вершиной айсберга хакерских инструментов, подсаженных в систему. Так, шаг за шагом он раскручивал это дело, пока наконец не вышел на Гесса. Позднее Клифф Столл даже написал книгу «Яйцо кукушки, или Преследуя шпиона в компьютерном лабиринте», в которой подробно рассказал о ходе расследования.

Дальше история государственных хакеров запутывается до предела, потому что чаще всего оказывается просто невозможно доказать причастность государства к атакам. Так, многие западные эксперты считают, что первое нападение одной страны на другую в киберпространстве случилось в 2007 году. Спойлер: по их мнению, без русских хакеров там не обошлось.

Речь идет о масштабном нападении на системы безопасности государственных органов Эстонии. Тогда под ударом оказались президент и правительство страны, почти все министерства, несколько крупнейших медиа холдингов и основных банков — при помощи DDoS-атак системы были просто выведены из строя. Взлом произошел на фоне разногласий между Россией и Эстонией по поводу сноса памятника «Бронзовый солдат». Именно поэтому под подозрением оказалась Москва, и многие посчитали, что акцию организовал и спонсировал Кремль. Однако до сих пор нет официального заключения расследования.  

В чем различие между хактивистами и госхакерами

Пришло время ответить на вопрос, почему мы берем на себя смелость сравнивать хактивистов и госхакеров. Часто просто невозможно понять, исходила инициатива от неравнодушных политических активистов или же за акцией стоит правительство страны, организовавшее провокацию. Но все же несколько критериев для определения этого различия есть. Так, если речь идет о социальной, а не политической акции, то ее авторами несомненно выступают хактивисты.

Например, одна из самых известных групп Anonymous, благодаря которой маска Гая Фокса стала ассоциироваться с хакерским сообществом, занимается преимущественно социальными проектами. Они стали известны в нулевых благодаря проекту «Чанология» — протеста против деятельности Церкви саентологии: члены группы отправляли полностью черные факсы и организовывали атаки на телефонные линии.

Поддерживали аноны и проект WikiLeaks, когда Visa, Mastercard и PayPal отказались перечислять деньги сайту Ассанжа, обвинив его в нарушении пользовательских соглашений. Ответом на это стала операция «Месть за Ассанжа» — хакеры обвалили сайты финансовых корпораций, отказавшихся от сотрудничества с сайтом.

Другое, не менее важное различие заключается в том, что хактивисты обычно используют довольно простые и стандартные методы и обозначают цели своих акций. Например, кража и публикация секретной информации для привлечения к ней общественного внимания, атаки на серверы крупных организаций с последующим признанием ответственности и так далее.

У хактивистов обычно нет ресурсов для разработки очень сложных кодов, тогда как у государственных хакеров с бюджетом проблем нет, и в их интересах скрыть авторство атак и вирусов. Самым ярким примером тут может быть червь Stuxnet, с помощью которого, как предполагается, спецслужбы США и Израиля вывели из строя реакторы на иранском заводе по обогащению урана. Червь, который тут же окрестили первым в истории кибероружием, оставался незамеченным около года. Считается, что целью акции было препятствовать развитию ядерной программы Ирана.

Деятельность как хакеров-активистов, так и армейских хакеров стала отправной точкой «новой политики». Киберспространство — не альтернативный мир, а часть нашей реальности, в которой теперь тоже можно вести войны, отстаивать права и спорить за политическое влияние.

Дарья Федоринова

0 комментариев
5
Еще статьи на эту тему
0 комментариев